Шаг на грань. История о Марье Дмитриевне Кривополеновой

Шаг на грань. История о Марье Дмитриевне Кривополеновой

Это люди шли да не простые,
Не простые люди-те, святые…

Вавило и скоморохи

 

Кто творит с благими мыслями благое деяние,
тому нет нужды печалиться об упущенном,
ибо он приобретает гораздо большую силу
для познания своей души, нежели пребывая в бездействии.

Анастасия Новых «Сэнсэй-1»

Однажды мне на глаза попалась книга Анатолия Рогова «Махонька». Прочитала. А самое главное, что поверила, во всё поверила…

Она стала для меня ГЕРОЕМ! Действительно, даже маленькая, хрупкая женщина может сделать так много. А книга эта о Марье Дмитриевне Кривополеновой - Великой Русской Бабушке.

Из книги: «Марьюшка очень любила просыпаться раньше других, когда в избе ещё никто не ходил, не разговаривал, ни чем не гремел. Вынырнет из забытья, услышит рядом мерное посапывание, похрапывание сестры и братьев, увидит через ещё слипшиеся веки розовый яркий свет солнышка, а то и его лёгкое рассветное тепло на щеке почувствует - летом они спали на повети на сене возле окошка,- и Душа её уже вся в радости, и ей безумно хочется петь…»

Она родилась, в «Сказочном краю на Руси» на русском Севере. На Пинеге. Деток было много, работала одна мать, с детьми сидел дед.

«И внялась в эти стАрины одна крошечная Машутка, все упомнила и пронесла сквозь скудную, тяжкую жизнь драгоценный светильник поэзии…» - так пишет Озаровская Ольга Эрастовна, которая, вообщем-то, действительно «открыла» Махоньку. Ольга Эрастовна написала книгу «Пятиречие» посвящённую всем пинежанам, Махоньке и Александру Останину.

Жизнь у Махоньки была тяжёлая, это так. Но удивляешься стойкости Духа этого человека, что бы судьба ей не приподносила… Вот уж действительно она жила чем-то БОЛЬШИМ…

Из книги: «Одним словом, жили трудно. Не плохо, но трудно, очень трудно, концы с концами еле сводили, и Марьюшке, как и матери и брату, приходилось крутиться день - деньской не хуже юлы. И ладно бы крупная или крепко сбитая, как большинство пинежских девок, а то ведь совсем – совсем махонькая, просто крошечная, да тощенькая, лёгонькая, кажется, дунь ветер покрепче – и унесёт. Проезжие даже не верили, что ей уже двадцать… А она сама и не замечала, сколько работает и какая это всё трудная работа… Что-нибудь делает, а сама сияет всегда, будто солнышко.»

Вот так же и мы для других должны быть открытыми, душевными, работать над собой и так же всегда сиять, как солнышко.

Она очень любила петь… вся была в песне… Чувства! Глубинные чувства! Она когда пела, вся была в чувствах, растворялась в них. Забывала, что происходит вокруг. По жизни её вели чувства, для неё неважно было, что происходит вокруг. Послушайте запись её голоса.

Махонька вышла замуж. Уехали в Вологду, у них родилась дочка. Муж пил, денег не приносил, а тут и вовсе оставил одну с младенцем на руках. Махонька, человек сильный Духом, бесстрашный, собрала свои и дочкины вещи и пошла «домой, на Пинегу». С грудничком. Пешком. И была ведь зима, холодно.

Из книги: «Точно вдруг свет какой-то вспыхнул внутри или перед глазами - яркий-яркий, когда поняла что Тихон-то живой! И она почувствовала, что свет этот - Пинега, дом, что ей надо сейчас же, сразу же туда! И было уже странно: зачем, для чего она вообще здесь?

И всё-таки на Душе было хорошо. Отчего хорошо, бог его знает. Запелось само собой, и какое-то время Марья даже и не замечала, что поёт и что уже не отворачивается от жгучего снега, не чувствует его рыхлости и высоких гребешков под ногами, легко их перепрыгивает и хочет лишь одного, безумно хочет и старается, чтобы её голос вплелся в раскатисто гудящие голоса ветра и леса, чтобы зазвучал с ними одно под одно. И когда это получилось, к ней пришло какое-то неведомое, распирающее огромное ощущение, что и эта метель, и этот могучий лес на могучих холмах, и она, Марья, и взаправду одно нерасторжимое целое, что без них, сама по себе она не больше любой из летящих мимо снежинок, а с ними со всеми вместе - и с лесом, и с ветром, и с этими снежинками – она и есть весь белый свет. Силу почувствовала в себе необыкновенную. И лёгкость необыкновенную. Обратила внимание, что поёт только весёлое, и подумала, что ничего другого под такую метель и такое гудение сосен петь нельзя – они тоже весёлые, потому что чуют весну…»

Марьюшка дошла до дома и дочку в целости донесла. Муж тоже дома был – «…да такой страшный, что смотреть больно – ничего не помнит, не понимает…». Попросилась с дочкой к соседям переночевать. Да так дочку там и оставляла, а сама ходила собирать милостыню. Марьюшку вели чувства, она жила ими. Внутри у неё была песня чувств, и всё вокруг для неё становилось этой песней. Люди это чувствовали, тянулись к ней, слушали её песни.

Из книги: «…она сможет петь там без конца, много- много, пока не устанет вся. А это было для нее высшей радостью, невыразимым счастьем – петь без конца, до полной усталости, до жгуче – сладостного ощущения, будто её самой уже нет, а есть только её голос, что он во всей в ней – и в руках, и в ногах, и в кончиках пальцев, и в затылке, – везде. Рождались звуки не в груди, нет, где то глубже, непонятно даже, где, и всплывали, струились, клубились, срывались и неслись внутри её точно так же, как снаружи, и в этих звуках – словах, порой всего в нескольких, заключались целые картины и целые жизни, и она всем своим существом проживала каждую из них, подчас проживала подряд десятки, сотни разных жизней, и это-то и было высшим наслаждением, пределом радости – без конца чувствовать себя кем-то другим, и за каждого переживать, и быть в других временах. Иногда, она даже и слов-то не замечала, они текли сами собой, всё было в звуках, в музыке собственного голоса: выше, выше - и сразу до шепота, потом ручейком, потом перекатами, потом гулом, как в бору перед бурей…».

Потом была изменившая жизнь встреча с Ольгой Эрастовной Озаровской, известной актрисой и собирательницей фольклора. А дальше поездки по разным городам, выступления. Пела… Радовалась… И люди чувствовали её песни. Благодарили.

Из книги «Пятиречие»: "…Она поёт «Небылицу», эту пустую, забавную чепуху, и так властно приказывает всем подтягивать, что тысячная толпа, забыв свой возраст и положение, в это мгновение полна одним желанием: угодить лесной старушонке. Обаяние её личности, твердой, светлой и радостной, выкованной дивным севером, отражается в её исполнении, и так понятен возглас толпы, одинаковый во всех городах: «Спасибо, бабушка!»"

Мне эта книга помогла понять, что во все времена есть и были такие самоотверженные люди, которые живут чувствами, Богом и с Богом. И их не останавливают такие преграды как бедность, нищета... И в какие бы условия их не ставила судьба, они всегда верны чувствам, верны Богу. Они всё делают для людей и ради людей, потому что живут чувствами. Эти люди забыли о себе, о гордыне своей. У них отключено я, их ведёт Бог – чувства, исходящие из Души.

«Быть Человеком, жить во имя высших духовных целей, оказывать посильную помощь людям – вот настоящие ценности, которые можно обрести в данном мире и уйти с ними в Вечность. Всему в этом мире есть Начало и Конец. Но только для тех, кто своими мыслями и делами обретает Высшее, Конец становится Началом.»

Из книги А. Новых «Сэнсэй-4»

 

Автор: Евгения Рябова

Мне нравится 42

Подписаться на новости



Шаг на грань. История о Марье Дмитриевне Кривополеновой - Рейтинг темы: 5.00 из 5.00 проголосовавших: 42
Похожие статьи:


Комментарии
Оставить комментарий
AllatRa.TV онлайн


Напутствие дня

Главное — иметь большое желание, а возможности приложатся.


Календарь событий

Концепция