На связи с Богом посреди пустынных барханов

На связи с Богом посреди пустынных барханов

Весь день шёл караван по жгучим пескам Аравии. Беспощадное солнце, палач и спаситель, заливало своим светом песчаную чашу пустыни, переливаясь за край горизонта. Как горнило доменной печи оно очищало меня от мыслей, от желаний, от всех скорбей и радостей. Мерная поступь верблюда вводила в некое оцепенение и забытье. В бесконечном море песков и камней глазу не за что было зацепиться, и постепенно сознание начало сдавать свои позиции, уступая место тишине в голове. В этой тишине исчезало даже время.

Наконец солнце приблизилось к горизонту, давая передышку всему живому. Караван остановился. Можно перекусить и устраиваться на ночлег. Совсем скоро песок отдаст накопленное тепло и станет холодно. Может, пристроиться под бочок к верблюду? Не думаю, что он это оценит. Ладно, укутаюсь в шерстяной плед.

Ах, какое небо! Только вдали от городов, там, где море песка сливается с космическим океаном, можно ощутить его глубину, его мощь и красоту! Неудивительно, что жители пустынь были некогда прекрасными астрономами. А вот и луна. Точнее, полумесяц. В этих широтах он висит рожками вверх, а над ним яркая звёздочка светится. Интересно, это совпадение, или Бог нарочно так задумал, чтобы в этих местах, где, собственно, и зародились первые цивилизации, само небо вдохновляло людей на поиск вечных истин? Вот, к примеру, пришли «учителя» к кучке человеческих особей, научили их землю возделывать, огонь дали, а потом начали о смысле жизни человеческой им рассказывать. А вот этот полумесяц со звёздочкой им наглядным примером был, символом. Это ведь воплощение силы Бога! Вселенский гений в разрезе! Поэтому, наверное, наибольшую популярность этот знак обрёл именно на этих широтах.

Да, забавно, народы сменяют друг друга, унося с собой свои верования и культуру, а символы остаются. Задолго до Мухаммеда на этих территориях полумесяц со звездой вдохновлял людей, пробуждая в них искреннюю и чистую веру в Творца, в Любовь, в гармонию Космоса. Этот символ был неотъемлемым атрибутом женских богинь. Ну а как же иначе?! Вот в такую ночь, как эта, очень легко можно проверить опытным путём, какова сила Бога, сила Любви. Сейчас закрою глаза и окунусь в свою глубину, найду там то трепещущее зёрнышко, которое при внимательном рассмотрении начнёт раскрываться и дарить тепло и свет. И этот свет будет очень нежным, как мама. Это и есть женский аспект Бога. Вот эта материнская нежность или сила Бога раньше называлась «Альлат», то есть попросту «богиня».

Звёздная россыпь небес всегда вдохновляла меня к философским рассуждениям, и сегодняшняя ночь не стала исключением. Похоже, Саиду тоже не спится. Вертится с боку на бок, вздыхает о чём-то.

— Что так тяжко вздыхаешь, Саид?

— Стар я уже стал. Устал скитаться по миру.

— Да ладно тебе! Посмотри лучше, какое небо над тобой! Как же можно грустить, когда ночь обнимает тебя своим бархатом?
Саид лёг на спину и уставился в высоченное небо. И мы замолчали. В каждом из нас небо рождало свои мысли, но у каждого эти мысли были непременно о высоком. А как же иначе! Небо всегда рождает в человеке стремление к прекрасному.

— Расскажи мне, Саид, что-нибудь интересное! О звёздах, о былых временах или ещё о чём-нибудь. Я очень люблю твои истории о пыльной древности.

— А вот местные не очень-то интересуются даже собственной историей, а зря! Может быть, тогда меньше было бы ненависти между людьми. — Саид помолчал, собираясь с мыслями, потом закинул руки за голову и улыбнулся сам себе, наверное, вспомнил что-то любопытное. — Наш караван вчера шёл по земле набатеев. Правда, они жили тут очень давно, больше двух тысяч лет назад.

— Это ты про те чудесные города говоришь?

— Да. Теперь эта страна называется Иордания, а её жители уже и не помнят, кто и для каких целей создавал каменные шедевры. Город Петра был столицей набатейского царства. Они просто вырезали в горе все свои дома, храмы и дворцы.

— Да… Очень здорово, надо сказать, у них это получилось!

— Ну ещё бы! Набатеи были весьма умелыми архитекторами и гидроинженерами! Они в пустыне создали цветущий сад. Все храмы Набатейского царства были ориентированы по звёздам и посвящены триаде богинь: Аллат, Аль-Уззе и Манат.

— Вообще-то, насколько я знаю, это не имена, а эпитеты. «Аллат» и до сих пор переводится с арабского как «богиня», Аль-Узза — «благословенная», «мощь», символ весны плодородия. А Манат — это «судьба», «правосудие», это смерть, что уравнивает всех.

— Да, так и есть. Всё так просто. Все эти слова описывали созидательную силу Всевышнего, её женскую природу. А потом люди создали образ для поклонения там, где нужно было просто прочувствовать. Сделали трёх богинь, чтобы постоянно просить земного. Разделили единое на множество.

Саид помолчал немного. Потом повернулся на бок и посмотрел на меня.

— А всё едино. Ведь Бог — Един. А Аллат… она особенная! О, она была не просто объектом поклонения и просьб! Вся Вселенная до сих пор рождается благодаря её силе. — Саид вдохновлённо приподнялся на локте. — И набатеи знали это! Они почитали женский аспект Бога не только в лице Аль-Уззы, Аллат и Манат, но и в жёнах своих. Женщины набатеев имели равный статус с мужчинами и часто даже стояли во главе общества. В те времена во всём мире властвовали мужчины. Но набатейки имели больше прав и свобод, чем гречанки и римлянки. Они были прекрасно образованы и абсолютно независимы, могли владеть собственностью и передавать её по наследству. Профили набатейских цариц печатались на монетах.

— Ну не знаю… Вряд ли это исходило из глубокого понимания сути женского начала, сути Альлат. Мне кажется, набатеи так построили своё общество потому, что основу их экономики составляла торговля. И мужчины большую часть года водили караваны, следовательно, отсутствовали в городе. Вот женщины и взяли на себя обязанности управления хозяйством.

Похоже, Саиду не понравилось моё умозаключение. Он посмотрел на меня как-то печально, как будто оборвалось его признание в любви кому-то.

— Может быть и так, но мне кажется, что они обладали некими знаниями. Остаточными, скорее всего. Но если свои храмы они ориентировали на зимнее солнцестояние, значит, у них было более глубокое понимание мироустройства, чем может показаться на первый взгляд. К тому же, неспроста исчезли практически все письменные свидетельства их жизни. Остались лишь жалкие обрывки.

— Да. Спасибо римлянам. Соглядатаям системы.

Саид рассмеялся и снова улёгся на подстилку. Мы помолчали немного. Он всё так же задорно улыбался чему-то. А небо всё так же распахивало мою грудь своим простором. Всё так же сверкали звёзды, и полумесяц говорил со мной без слов.

— Слушай, Саид, ты же обещал мне рассказать про тот амулет!

 na-sviazi— А! Тот, что мы нашли на базаре? Ага. Магия, конечно, но история у него занятная. Называется «Рука Фатимы». Ну, это сейчас мусульмане его так называют. А раньше он был символом Аллат, или «Елат», как говорят евреи. Фатима — это просто другое название Аллат. Сейчас его используют для отвода сглаза. У богини было ещё одно название — Аль-Шир, то есть Творец, Источник Солнца или Дерево Жизни. Местные верят, что Фатима существовала ещё до начала материального мира.

— Надо же! Сохранилось зёрнышко истины! Это же сила Аллата! То есть то, при помощи чего сотворено всё вокруг! Поэтому пророк назвал свою дочь Фатима?

— Не знаю, какие у него были на то причины, но факт в том, что семья пророка, как и он сам, почитали богиню Аллат и ходили в её храм. Конечно, до того, как Мухаммеду было ниспослано откровение свыше. Кстати, многие исламские святыни в Мекке были первоначально именно её святилищами. Многое изменилось с течением времени, а символ Аллат до сих пор возвышается над Меккой.

— А почему мусульмане разбили все её статуи?

— Потому что это уводит от истины. Ну как может выглядеть Любовь? Разве у неё есть лицо? Любовь надо чувствовать, а не представлять. Как можно нарисовать или вытесать в камне свет, радость и счастье? Никак! Человек должен чувствами постигать Бога, мир духовный, а не воображать.

— Теперь я понимаю, Всевышнему не нужны наши молитвы, Ему нужна только наша любовь.

— Помнишь, я рассказывал тебе историю, как пророк, мир ему, путешествовал на небо?

— Лотос крайнего предела? Да, помню. Граница между миром материальным и духовным.

— Да. Когда он достиг обители Бога, то сначала ему Бог повелел совершать намаз 50 раз в день, но потом сократил до пяти. А Моисей сказал тогда Мухаммеду: «Вернись к Господу и попроси облегчения, воистину, твоя умма не вынесет этого». Если понимать намаз как некий ритуал или обряд, то невозможно его совершать 50 раз в день. Но если постоянно пребывать в мире духовном, жить духом, тогда молитва твоя никогда не прекращается. Ведь в арабском языке молитва обозначается словом «салят», у него тот же корень, что у слова «связь». Просто будь всегда на связи с Богом. Что может быть проще?

Всё так же тихонечко ночь шагала по пустыне. Всё так же тихо мерцали звёзды. Жизнь шла своим чередом. Но для меня всё остановилось в этом мгновении. Пришло озарение. Появилась связь. И из груди забила радость потоком бурным и живым. Спасибо, Господи, за сладость Жить и быть Живым!

 

Автор: Елена Бирюкова

 

Источники:

http://cathygarcia.hautetfort.com/archives/category/art-sacre/index-9.html
https://www.youtube.com/watch?v=sUPA46wDMKU

na-sviazi2na-sviazi3na-sviazi1

 

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.


Это интересно 85

Подписаться на новости



На связи с Богом посреди пустынных барханов - Рейтинг темы: 5.00 из 5.00 проголосовавших: 85
Похожие статьи:


Комментарии
Оставить комментарий
AllatRa.TV онлайн


Архив материалов

Концепция