Общество сегодня. Куда мы движемся и почему

Ведущая: В этом выпуске программы «Созидательное общество» вы узнаете: как социология может помочь обществу повзрослеть, и как не стать объектом манипуляции, как сформировать общество созидания, зависит ли счастье от богатства, как людям достичь единения.


Сегодня в программе Виталий Петрович Заблоцкий – доктор философских наук, профессор, кандидат исторических наук, автор более чем двухсот научных работ, эксперт в области социологии, политологии, педагогики и религиоведения.

Мы сами создаём наше завтра нашим выбором сегодня. Созидательное общество здесь и сейчас

Виталий Заблоцкий: Если нет общественного мнения, к которому прислушиваются, – это нездоровое общество. Если нет запроса на соблюдение элементарных, а слово «элементарный» – это основной, соблюдение элементарных норм сообщества, доверия друг другу – то этот запрос формируется. В том числе формируется средствами массовой информации в намного большей степени, чем социологом. Социолог может изучить и дать картину, вот зеркало тех ценностей, которые в обществе распространены. Мы там увидим что? Семья, здоровье, деньги, работа. Я не сообщу ничего нового. И в разных комбинациях разные социальные группы будут эти ценности ставить на первое место. Любовь там может быть ещё, например, или справедливость. Но если мы копнём дальше, или счастье, да, вот, все скажут: “Да, мы за счастье”. Но у одного счастье будет, в познании, у другого счастье будет “достижение в своей профессии”, у третьего счастье будет “победа сборной Украины в биатлоне”, у кого-то – “первый разряд по шахматам завоевать”, и так далее. Умение сдержать себя, умение служить другим людям – вот это очень редкая вещь, и церковь не всегда, к сожалению, показывает пример этим вещам.
Все социальные институты, прежде всего должны на это работать. На единение, на солидарность, на доверие. Ведь это и политики, это и работники культуры, ну, я говорю таким сухим словом, это популярнейшие люди, это эстрадные звёзды, это исполнители классики, какие-то актёры великие, духовные авторитеты, крупные писатели, поэты, композиторы – все эти люди вносят свою лепту в становление, в прославление культуры. Великие спортсмены, олимпийцы украинские. Но нужно их активнее об этом спрашивать.
 
Социология – это инструментарий, естественно, методы социологии использует не только сама социология. Можно получить письменные вопросы, ответить на них, не видя социолога, но неправильно поняв вопрос. Так мы получим один ответ на вопросы. А наличие самого социолога, его присутствие, его интонация, его взгляд, его физическое присутствие рядом действительно влияет на ответы на вопрос. Или: вопрос по телефону и вопрос задан в глаза. Поэтому мы имеем определенное искусство социолога, задающего вопросы и вольно или невольно влияющего на оттенки и на направление ответа. Я не думаю, что это, скажем так, искажает напрочь ответ на вопрос, но я хочу сказать, что это действительно искусство социолога: умение создать ситуацию определенной отрешённости от его личности и сосредоточенности ответа на вопросы.
 
Реальность такова, что человек очень часто от социолога слышит вопросы, на которые он начинает думать именно в данный момент. Он до этого даже не задумывался над этими вопросами. И так происходит чрезвычайно часто. То есть, я скажу такую вещь, которая для меня самого парадоксально немножко звучит: если человек не думал над какими-то сложными вопросами сам, доверять его ответам, данным спонтанно, или на улице, или в ситуации, когда говорят: «Вы согласны 10 минут потратить на ответы на вопросы?» И человек слушает эти вопросы, он иногда ошеломлён. Он… У него нет даже таких словосочетаний в голове, которые встречает в анкете, но ему приходиться находиться на уровне, и он конструирует определённые ответы, выбирая их из тех вариантов, ни одного из которых у него в голове никогда не было.
 
Вот один из очень плодотворных подходов таких есть – фокус-интервью, фокус-группы, когда людям начинают создавать обстановку, в которой люди начинают сами пытаться обсуждать какую-то тему не в категориях науки, а в тех категориях обыденной жизни, в которой они находятся. И вот тогда мне всегда очень интересно именно такие исследования смотреть, потому что мы находимся в своих очень узких рамках восприятия, когда кажется, что то, о чем ты думаешь, это правильно. Не вопросы социологов человек должен сам себе задавать. Он должен пытаться в своём ближайшем окружение, обозримом окружении искать тех людей, которые на деле доказали свою способность совершать что-то позитивное, нормальное для своего маленького сообщества: улицы, села, двора, района, области. Который на деле доказал свою способность какие-то вопросы решить из тех, о которых он говорит. Кого поддержать, кому сказать “спасибо”, с кем вместе выйти и хотя бы полчаса сделать какую-нибудь положительную вещь. А такие люди есть.


Когда в эфирах мы будем слышать через каждые полчаса: «Почитайте книгу. Откройте книгу, прочтите. Надо спасать книжность. Зайдите в книжный магазин, купите ребенку книгу. Книга… книга… книга…». Мы не слышим этого, поэтому люди постепенно утрачивают способность спокойно перелистывать страницы, думать над чем-то, перелистывать их назад. Они привыкают вот к этому бурлению клиповому на экране, к говорящим головам на экране, они утрачивают способность к самостоятельному какому-то мышлению, к критическому мышлению. Они пассивно, лёжа на диване, потребляют сериал, потребляют информацию и сами являются объектом каких-то пропагандистских манипуляций, явных, или скрытых, или каких-то ещё. Если в повестке дня появляется тема стыда, вот “не стыдно ли” (ну, Вы понимаете, “если звезды зажигают, то это кому-нибудь нужно”), то естественно не каждый выступающий, возьмет на себя моральное право рассуждать о морали и нравственности, если на нём самом, скажем, общественное мнение, или зрители не знают, где пробы ставить.


Человечество не научилось в переговорном процессе избегать использования оружия уничтожения, военные способы решения конфликтов становится такой ужасной нормой. Стали! Человек воюет, и воюет, и воюет. Но тем не менее, я верю в этот разум, в конечный разум, что человечество способно, оно называется человечество – “человек разумный-разумный”, “homo sapiens-sapiens”. Мы должны доказать, что мы не просто присвоили себе это наименование, что мы способны руководствоваться разумом, а не чем-то другим. Это очень сложно, это очень неблагодарный путь, он требует очень многих терзаний, требует очень многих, скажем так, элементов покаяния. Вот десять заповедей, хотя бы десять заповедей кто-то соблюдал, да.


Нужно всегда видеть глубочайшие, неисчерпаемые возможности в народе, в культуре, в своем собственном окружении, в себе самом. Но это очень большой труд всем этим заниматься. Учиться друг у друга, учиться. Мы говорим, разнообразие – это означает, что это как своеобразный такой хор. На самом деле, только благодаря терпимости, веротерпимости появилось современное общество, когда мы живем на одной лестничной площадке, а какому Богу молится мой сосед мне всё равно, если мы здороваемся каждое утро, мы убираем в своем дворе, и не ломаем цветы в нашем палисаднике.


Элементы, скажем, какой-то сдержанности, элементы какой-то порядочности, скажем так, если они будут вноситься в рамках каждого какого-то сообщества. Когда выступающий предприниматель, будет говорить, что “вы знаете, мы все производим, условно говоря, масло или молоко, или там ещё что-то, определенные стандарты качества, забота о здоровье, мы все вместе заинтересованы в том, чтобы обеспечить какой-то минимальный уровень защищенности”. Да, вот эта нравственность, это мораль корпоративная, но в ней, в соблюдении заинтересованы все.


У нас есть ответственность врача, да? У нас есть цены на лекарства, то есть, это все те вещи, которые составляют общую мораль. И если каждое сообщество, и врач, и милиционер, и политик, и педагог, и я не знаю кто там ещё, таможенник, если всем на всё наплевать, то это и будет тот самый “беспредел” – слово из криминального лексикона – когда никто не соблюдает никаких прав и прав самый сильный. Но если придут более сильные, то этот сильный будет ликвидирован в первые минуты существования, и так далее. То в таком обществе жить невозможно. Общество всё равно через какое-то время будет приходить к идее жизни по правилам. Не может общество жить только по законам джунглей. Оно должно очеловечиваться. Когда постепенно мы начнем и на дорогах видеть, что нет людей с преимуществами и людей без преимуществ. Потому что это участники дорожного движения. Вот социальная жизнь – это тоже дорожное движение. Там есть правила, и все – граждане, и уважение к другому гражданину тождественно уважению к самому себе, и тогда общество придёт в относительно здоровое состояние.


Человек может быть достаточно счастлив, не будучи очень богатым. Он просто изменил отношение к вещам, отношение к жизни. Ничего не изменится, пока вы все вместе не начнёте действовать в том направлении, в котором вам кажется правильным действовать. Кто мусорит по посадкам? Порошенко, Ющенко, Янукович? Нет. Кто заставляет вас в этой грязи жить в своём селе, городе, во дворе и так далее, какие-то злые силы? Люди всегда ищут оправдания. И это оправдание в их руках – это вот тот опиум для народа. То есть, на самом деле, люди меньше всего хотят услышать правду, к сожалению. Знаете, как говорят, народ правду знает, народ правду скажет, но я говорю: народ и отдельно взятые люди не очень хотят слышать правду. Вот все хотят услышать одобрение, все хотят услышать утешение, все хотят услышать “какие вы мудрые, красивые, хорошие, и вообще-то самые лучшие в мире, самые прекрасные”. Увы? Это будет всего лишь убаюкивание, всего лишь обман, это будет... как это называется... анестезия. Наука и сам процесс социологии – это то, что человека позволяет отдёрнуть, разбудить и от инфантильности привести к взрослому состоянию, когда человек соображает, что он должен быть в ответе за то, что делает, отвечать за результаты своих поступков, организовать вместе какое-то позитивное движение к лучшему, изменить вот ту систему координат, в которой мы существуем.


Поэтому отдельно взятая умная какая-то мыслишка, она ни на что не способна, если человек просто вышел, извлёк её, а не готов завтра пойти и вместе с этими пятью-десятью людьми взять лопату или взять в руки мастерок или что-то, что позволяет ему сказать: “Знаете, что мысль может быть материализована в каких-то нормальных и позитивных делах”. Вот человек сделал великолепную роскошную клумбу, и вот люди едут, они с пепельными лицами, они с угасшими такими взглядами, видят эту клумбу. Её здесь не должно быть, но она есть. Её никто не просил почти, почти никто не просил делать, а она есть, она цветёт. Вот она благоухает, люди расцветают, и это не меньше, чем услышать концерт Рахманинова, не меньше, чем прочесть хорошую книгу вот. Каждый человек может вот какой-то самый-самый минимум изменить. Это вот те самые мелкие дела. Но знаете, хотя бы их делать нужно. Кому многое дано, с того много спросится. Люди, у которых есть больше материальных возможностей, больше возможностей воздействовать на какие-то механизмы, они могут делать больше, ну, как это ни банально звучит, добрых дел. Но надо их делать всё равно, увы, это по-прежнему остаётся делом каких-то добродетелей, одиночек, но я уверен, что таких людей будет больше становиться.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.


Это интересно 12

Подписаться на новости



Общество сегодня. Куда мы движемся и почему - Рейтинг темы: 5.00 из 5.00 проголосовавших: 12
Похожие статьи:


Оставить комментарий
AllatRa.TV онлайн


Архив материалов

Концепция